Поэты идут от слова: Роман Сеф о стихах и не только

Spread the love

Сегодня, 6 октября, родился замечательный детский писатель, поэт, прозаик, переводчик и драматург Роман Сеф (Роальд Сеф – настоящее имя). Родился он в 1931 году в Москве. Стихи начал писать в пять лет. И писал стихи не только для детей.

В его жизни был случай, который стал ключевым во всей его дальнейшей судьбе. В 19 лет он работал водителем автобуса в Союзе писателей. Однажды повез известных писателей в пионерский лагерь. На обратном пути они устроили пикник. Его позвали к столу, и спросили: «Как Вас зовут?» Он сказал: «Меня зовут Роман Сеф». На что ответили: «Какой прекрасный псевдоним для детского писателя!»

Долгое время он занимался художественным переводом.  Уолт Уитмен, американские модернисты, жизнь Джона Констебля, перевод мюзикла «Моя прекрасная леди» и много другое – перевел на русский язык именно он.

Сеф вёл большую общественную работу, преподавал в Литературном институте. Шесть лет представлял Россию в Международном совете по детской книге, был членом жюри многочисленных детских конкурсов и конкурсов писателей, пишущих для детей и юношества. За общественную деятельность и вклад в развитие отечественной культуры в 2004 году был удостоен почетного звания «Заслуженный деятель искусств Российской Федерации». В 1991 году стал лауреатом Государственной премии.

Умер Роман Сеф в Москве 20 февраля 2009 года.

«Буки» собрали самые интересные высказывания о жизни и творчестве замечательного поэта.

  • Стихи я писал всегда, а точнее, с пяти лет. Так случилось, что стали сами собой приходить рифмы, они не давали мне покоя…
  • Моим учителем в литературе был Корней Иванович Чуковский, который частенько меня ругал за небрежное отношение к слову в поэзии, и это тоже пошло на пользу, я стал строже относиться к себе.
  •  Никто не знает, что есть истина, но, тем не менее, непосредственное созерцание, некая детскость взора, даже идиотизма необходимы творческому человеку.
  • Литературность – это когда человек берет все в совокупности из ранее существовавшей литературы, в том или ином опосредствованном виде.
  • К вопросу о руке Божьей. Писатели все — таки идут от синтагмы, от совокупной мысли. А мы, поэты, – от слова.
  • Я открыт читателю. Меня сдерживает только денежная цензура. Прежде были огромные тиражи. Сейчас издают малым тиражом. Сталин в самое тяжелое время не уменьшал тиражи детских книг.
  • Часто пишут то, чего не знают. Я должен сказать, что моя беда в том, что я не интеллигентный поэт. И я далеко не всем мамам подхожу.
  • В детстве я был отчаянным фантазером. Я как — то увидел у бабушки золотой царский десятирублевик, который она хранила… Дофантазировался я до того, что рассказал мальчишкам в детском саду, что у бабушки полный шкаф золота. К нам пришли с обыском. У взрослого Романа Сефа герой тоже внутренний. 
  • С детства моим любимым произведением, которое я прочел впервые в пять лет, было «Посмертные записки Пиквикского клуба». Благодаря этой книге у меня на всю жизнь остался иронический взгляд на самого себя.