Жизнь в розовом цвете

Spread the love

Три книги Юлии Кузнецовой, вошедшие в цикл «Первая работа» о школьнице Маше Молочниковой, безусловно, важны – они отвечают на своеобразный запрос общества. Тексты о том, как ребенок, включается во взрослую жизнь, начиная выполнять, скажем, так, взрослые функции были всегда.

Возьмем хотя бы советскую традицию – там обыкновенно школьник начинал работать для того, чтобы стать полноправным членом общества, помогать строить светлое будущее ну или, в крайнем случае, помочь своей семье. Меняется время – меняется и социальный заказ. Понятно, что героиня Кузнецовой – современный подросток – никакое светлое будущее уже не строит и строить не может. Она, вполне себе в духе современности, идет работать для того, чтобы исполнить свою мечту, заработать деньги на языковую стажировку в Барселоне.

Выбирает Маша профессию социально ответственную – педагог. Понятно, что учителем школьницу никто работать не возьмет. Но десятиклассница становится репетитором для шестилетней Даны.

Трилогия  показывает, как растет Маша Молочникова на своем педагогическом поприще. Ее условно можно разделить на три смысловые части – как и книги – становление в профессии, совершенствование  и окончательное определение. При этом сама Маша все время в выборе своем сомневается. Ей нравится язык, нравится заниматься с Даной, но педагогом себя она не видит и даже думает поступать учиться на переводчика.

Это сомнение в собственном выборе – вполне понятная человеческая черта, единственное, что оживляет в повестях шаблонный образ главной героини. Юлия Кузнецова пыталась написать цикл повестей о девочке, которая через профессию познает мир и себя в нем, учится понимать других людей. Однако получилось то, что получилось.

Конечно, три повести Кузнецовой нельзя отнести к полноценному, так называемому «производственному роману». Ближе всего к этому жанру тяготеет третья часть цикла. Мы о ней поговорим ниже.

В первых двух книгах цикла Машу Молочникову мы видим все-таки раскрывающейся не через выбранную профессию, а через отношения с миром и людьми. Поэтому их я бы отнесла к пресловутому роману воспитания.

Героинями повести Юлии Кузнецовой, лауреата премий «Заветная мечта», «Книгуру» и Международной детской премии им. В. П. Крапивина зачастую становятся девочки, обладающие одной и той же общей чертой — наивностью и привычкой жить, не снимая розовые очки. Да, для девочек подростков это нормально.  Жизнь потом расставляет все по местам, кому стекла бьет, с кого-то бережно снимает. Героини же Кузнецовой, что, например, в повести «Где папа?», что вот в этой самой трилогии про работу, с очками, как бы их жизнь не била, не расстаются. Мы то, наивные привыкли, что герой меняется, растет над собой, совершает усилия. Однако, Юлия Кузнецова, на примере трех книг о Маше Молочниковой демонтирует нам «ловкость рук и никакого мошенничества». Судите сами.

В первой повести, которая так и называется «Первая работа. Книга I» десятиклассница находит работу. За год Маша совершает множество открытий и даже, кажется, учится понимать других людей или, во всяком случае, принимать их такими, какие есть. Но главное, в конце первой части Маша вырастает над собой. Она заработала первые серьезные деньги и кажется себе взрослой.

Так обычно и бывает – герой, преодолев ряд трудностей, меняется и в конце уже становится не тем, каким мы его знали в начале книги. Однако, весь фокус в том, что автор нас обманывает – Маша Молочникова на протяжении повести только рефлексирует, охает, страдает, переживает. Она не действует сама. Да, пытается. Но ведь даже работу для нее находит мама. Она на нее просто соглашается. А дальше опять описания и рефлексия.

А открыв вторую часть «Первая работа. Испания», и ожидая, что все-таки повзрослевшая Молочникова хоть немного изменилась, мы видим, что наша Маша этого делать не стала. Все та же маленькая девочка в розовых очках, словно и не было первой книги.

«Погодите, погодите!», — скажет сейчас кто-нибудь, — «У подростков так бывает, это как в жизни. Они сами себе кажутся ужасно взрослыми, а на деле… А тут еще поездка в чужую страну у девочки, да еще и одной…»
Но мы то сейчас не про жизнь, а про художественный текст, который живет по своим законам.  Трилогия – это единое целое и если в первой части героиня как-то изменилась, то хорошо бы автору это помнить, приступая к работе над второй книгой.

Маша Молочникова летит в Испанию учиться, а ее товарка по поездке – Марина – развлекаться и шопиться.

Спутница Маши, вероятно, планировалась как персонаж отрицательный. Мы смотрим на нее глазами героини и видим, какая она неприятная – слишком громко разговаривает, слишком сильно машет руками.

И даже папе Молочникову она не нравится: « Это не наша подружка, — негромко сказал он, — это моделька. Она точно не учиться едет. Загорать летит. По ней видно, что в голове только туфли да платья…»

Но на самом деле Марина получилась у Кузнецовой куда приятнее и интересней, чем главная героиня. В нее веришь, она живая, со своими взбалмошными идеями, глупостями, ошибками и нежеланием быть похожей на сестру.

Будем честны – Маша тютя и рохля.  Уж как бы она добралась до места, если бы не активная Марина, кто его знает. Понятно, что рядом с ней Молочникова чувствует себя неловко.

«У меня этот запах вызывал тревогу, как и сама Марина. Шагать или сидеть с ней рядом было неуютно. Она подавляла своим превосходством».

Но, несмотря на это, Маша тащится за неприятной спутницей как коза на верёвочке. И так всю повесть. При этом героиня все время ворчит, чем-то не довольна.  Но самостоятельных решений не принимает опять.  Снова рефлексирует и выдает лишь банальные сентенции о том, что всех в мире надо принимать такими, какие они есть.

Вообще Кузнецова очень любит выдавать банальности за сокровенные истины: «Доброту надо принимать. Хоть иногда». И таких «жемчужин» мысли по трем книгам рассыпано множество.

А в это время авантюристка-модница тащит за собой не только главную героиню, но и весь сюжет. Мы следуем через не богатый событиями текст то следом за Машей на уроки испанского, то, после невнятного приставания сына хозяйки квартиры к российской гостье, вдруг оказываемся свидетелями дешевой и пошлой «Санта-Барбары», которую для чего-то включает Кузнецова в свою повесть.

Тут я хочу остановиться подробнее – потому что это одно из ярких и в то же время нелепых событий книги «Первая работа. Испания». Маша вместе с Мариной отправляются в клуб. У каждой из них свои цели. У Марины – «подсняться», а Маша боится оставаться в квартире наедине с сыном хозяйки. Там девушки знакомятся с молодыми испанцами Бенисьо и Рикардо.

С любовным треугольником все не просто. Скромная и нерешительная Маша понравилась обоим испанцам. Марина же положила глаз на Рикардо. Парни работают полицейскими в Мадриде и приехали в Барселону, где живут россиянки отдохнуть на выходные. Они весело проводят время, а потом испанцы уезжают. Марина уже строит планы о том, как Рикардо на ней женится (хотя казалось, с чего бы?). Но, увы, и ах, вернувшийся в следующую пятницу Бенисьо сообщает – у красавчика есть невеста. Они с ней помирились. И тут падает перед Машей на колени, протягивает ей кольцо и зовет с собой в Мадрид. Естественно наша Маша отказывается, сообщая, что относилась к испанцу всего лишь как к другу.  Трагедия. Испанец расстроен и так больше и не появляется.

Совершенно непонятно что  сделала главная героиня, чтобы толкнуть молодого испанца на такой ответственный шаг. Она не блистала умом, остроумием и шармом.  Единственное объяснение, которое есть в тексте  — она, по его словам, «красивая».

И это при том, что в следующей же главе сын квартирной хозяйки Хорхе объясняет, что у них в стране не принято жениться раньше тридцати. И прежде чем вступить в брак, испанцы встречаются с будущими женами пять-шесть лет. Тогда откуда такие подвиги? Причем вспоминается этот эпизод затем не единожды и даже в следующей книге.

В конце Маше все-таки приходится начать действовать, а не плыть по течению. Марина попадает в беду, и девушка приходит ей на помощь и даже (с подсказки мамы!) вызывает ей врача, а потом, по скайпу, наконец, выговаривает соседке все, что о ней думает. И это все — за целую книгу.

В третьей повести Молочникову ждет испытание младенцем. Вернувшись в Москву, она узнает, что у родителей будет малыш. И, совершенно неожиданно для  уже одиннадцатиклассницы, которая и на жизнь умеет заработать и одна в другую страну съездила – в принципе, уже взрослая и сформировавшаяся личность, — впадает в ступор от этой новости и буквально начинает ревновать родителей к еще пока не рожденному малышу. Она категорически не принимает перемены в доме, изменения в поведении родных. Это все тот же фокус. Автор просто забывает, что предыдущие сюжетные перипетии уже должны были как-то по-новому сформировать героиню и снова подкладывает читателю туже Машу, что и в начале. Я понимаю, что так мог бы вести себя инфантильный подросток,  не привыкший брать ни за что ответственность. Но никак не взрослая девушка, совершившая путешествие в чужую страну на собственные деньги.

В третьей книге Кузнецова вообще намешала много всего: роман тети Кати с иностранцем, который, по сути, заканчивается ничем. Беды и проблемы друга-одноклассника Ромки в отношениях с которым Молочникова и сама может разобраться с трудом, психующий из-за беременности жены папа, уставшая мама. А тут еще и у любимой ученицы Данки проблемы толи с памятью, толи с концентрацией внимания, ссоры с няней, неприятности с работодательницей Ирэной. Плюс письма – в виде сообщений по электронной почте Кузнецова дает нам понять, как складываются отношения Маши с героями предыдущей книги про Испанию. Эмоциональных качелей хватает. Но событийный  ряд опять очень беден. Героиня опять бездействует, вновь погружаясь в пучину размышлений. В третьей книге особенно хорошо видно как одна и та же проблема «обсасывается» автором с разных сторон непонятно для чего.

Но третий текст цикла ценен попыткой встроиться в жанр «производственного романа» — в книге «Возвращение» Маша Молочникова наконец-то начинает смотреть на себя и на других людей через призму выбранной (вероятно) профессии. Задумывается о том, что значит быть преподавателем. И даже сама себя называет учителем. Пусть даже и заканчивается книга, а соответственно и весь цикл очередной банальностью о том, что все люди в мире друг с другом связаны. Мысль давно не нова. Но, возможно, повторить ее для некоторых подростков стоит.

Отдельно стоит обратить внимание на язык повестей. Он, конечно, довольно не притязательный, без изысков. Кузнецову не назовешь блестящим стилистом или ярким повествователем. Текст бесцветный и, что огорчает,  и тут вопрос уже не только к автору, но к художественному редактору книги, полон, например, повторов и смысловых ошибок: «Потом роется в сумке, достаёт персик, протягивает мне. Неловко взять персик, но я вижу, что она обидится, если я откажусь, и я благодарю вполголоса», «Весь тот день до самой ночи я только и делала, что лечила Марину», «Обычно Роза Васильевна красит губы таким ярко-розовым цветом…» И такого даже в одной книге можно найти достаточно. А что уже говорить про три?

Кроме того, иногда хочется обратиться к автору словами Базарова: «Об одном тебя прошу, не говори красиво…» А то очень нелепо получается: «Море шумит, приветствует меня, затягивает так быстро, что я еле успеваю сбросить одежду», «Удивительным образом писательство облегчало сознание» или «На прощанье доктор Микаэла обняла меня, и от этого объятия у меня как будто солнце в животе распустилось».

Хотели, называется, как лучше, а получилось как всегда. В итоге на руках у нас остается довольно посредственный еще и плохо отредактированный текст о взбалмошной, но в то же время очень чуткой и трепетной девице, которая в худших традициях сентиментализма может разве что причитать и заламывать руки, а делать что-то начинает лишь, когда припрет совсем. Человек, который прошел некие жизненные испытания, обычно меняется безвозвратно. В цикле Кузнецовой никаких изменений на протяжении трех книг с главное героиней не происходит и это главная авторская недоработка. К безжизненной Молочниковой совершенно не испытываешь симпатии, перестаешь в нее верить, а от этого уже совершенно ненастоящими кажется и все события повестей и благородный замысел цикла не срабатывает, что очень обидно.

Текст: Ирина Лисова